Пятница, 25.09.2020, 09:40 | Вы вошли как Гость| Группа "Гости" | Мой профиль| Вход

                                                     

               

                                              

                                               История страница 3

                                                          

 
      Часть третья. Никаких денежных доходов имать не велел

      "Грамотою* царя Михаила Федоровича 137 (1629) г., присланною воеводе Захарию Шишкину, крестьяне Новоспасского монастыря деревни Увеза были освобождены от платежа ямских денег. А в грамоте той сказано: От царя и великого князя Михаила Федоровича всея Руси в Касимов воеводе нашему Захарию Григорьевичу Шишкину. В приказе Касимовского дворца в окладной росписи прошлого 134 (1626) года, какова окладная роспись Казанского дворца окладным всяким денежным доходам сделана после пожара и в приходных книгах прошлых же 135 (1627) и 136 (1628) году написано с деревни Шемякины да с деревни Увеса с сошнаго письма с 21 чети безъ полу-осмины пашни ямских и приметных денег и за городовое и за засечное и за ямчюжное дело и за посошной корм доняти по 19 алтын по 5 денег на год. Да в той же окладной росписи прошлаго 134 году и в приходных книгах 135 и 136 года написано: деревни Увеса, что в поместье за Даниловскою женою Огарева за вдовою за Оленою, да за Ефремовою женою Огарева ж за Анною у бортников у Алешки Артемьева с товарищи за пуд меду деньгами и с того меду пошлин доняти по рублю по полу-сем деньге на год. И в нынешнем 137 году по нашему указу для тех и для иных многих доимочных денежных доходов и медвяного оброков прошлых лет послан в Касимов Казанского дворца недельщик Тимофей Слотов, а велено ему, те доимочные денежные доходы и мед доправя, прислати к нам к  Москве тотчас.
     И в нынешем 137 году писал к нам из Касимова недельщик Тимофей Слотов и прислал под отпискою роспиь, а в росписи написано: в деревни Шемякины всяких денежных доходов на прошлые 134, 135 и на 136 годы Аленины крестьяне Огаревы половину заплатили, а деревни Увеса Спаса Новаго монастыря крестьяне тех денег другой половины не платили, да и на нанешний 137 год с тех деревень наших всяких денежных доходов не взять тоже. А что в тех деревнях в Шемякине и в Увесе порознь четвертныя пашни и что с тех деревень каких наших денежных доходов платят порознь же, и того в приказе Казанского дворца не ведомо и в приходных книгах порознь не расписано, а списана деревня Увесъ с деревнею Шемякиною вместе и мы с тое деревни Увеса наших всяких денежных доходов, что с тое деревни довелося взяти опричь деревни Шемякины на прошлые на 134, 135 и 136 годы и на на нынешний 137 год править и вперед имать не велели и из окладу тое деревню Увесъ велели выложить. И как к тебе ся наша грамота придет, и ты б Казанского дворца недельщику Тимофею Слотову с деревни Увеса наших денежных доходов  ямских и приметных денег и за городовое и за засечное и за ямчужное дело и за посошной корм и за медвеной оброк денег, что с тое деревни довелось взяти опричь деревни Шемякины на прошлые 134, 135 и 136 годы править не велел, да и на нынешний 137 год и вперед с тое деревни Увеса наших никаких денежных доходов имать не велел же. А что в деревне Шемякине  четвертные пашни и что с той четвертной пашни доведется вперед имати наших всяких денежных доходов и за медвеной оброк деньгами опричь деревни Увеса и ты б о том отписал к нам к Москве и велел отписку отдать в приказе Казанскаго дворца боярину нашему князю Дмитрию Мамстрюковичу Черкасскому, да дьякам нашим Ивану Болотникову, да Ивану Грязеву, чтоб нам про то было ведомо. А прочесть сю нашу грамоту, и списав с нея слово в слово, оставил у себя в нашей казне в Касимове, а сю нашу подлинную грамоту отдал бы еси Спаса Новаго монастыря деревни Увеса прикащику и крестьянам, и они ее  держали впредь у себя для иных наших воевод и посланников. Писана на Москве лета 7137 января в 7 день".
     Вотчиные имения изстари были главным источником содержания монастырей. Но уже в 14 веке возникал серьезный вопрос о том, прилично ли монастырям владеть селами. Так, митрополит Киприан писал, что отцам не предано владеть селами и через то связывать себя мирскими делами, и советовал, если кто пожертвует в монастырь село, брать это село, но самим монахам им не управлять, а отдавать его в управление какому-нибудь богобоязненному мирянину, который бы доставлял инокам уже все готовые припасы. Но подобные мнения мало имели силы на практике.  Монастырские вотчины быстро увеличивались то через покупку, пожертвования, вклады, то главным образом через заселение монастырями пустых мест. Крестьяне их освобождались от княжеской дани, яма, мыта, тамги, городового дела и других пошлин, и при этом бессрочно, либо на определенный срок. В 15 веке, вместе развитием сильной централизованной власти Москвы, вопрос о владениях монастырей получает государственный характер, и переходит из разряда нравственного в разряд рациональный. От чрезвычайно быстрого возрастания монастырских вотчин у правительства стала уходить из рук земля, которая была нужна ему для раздачи служилым людям. И во власти с особенной энегргией стала развиваться мысль об ограничении вотчинных прав монастырей. Но эти меры не состоялись, и льготы были уничтожены только на время. В первой четверти 17 века церковные вотчины также оставались предметом жалоб и затруднений. Крестьяне тяглых (налогооблагаемых) деревень жаловались, что монастыри завладевали тяглыми землями, угодьями и промыслами, а тягла с них не платили, и весь платеж поэтому падал на них - отсавшихся в тягле. Поэтому  Уложением 1649 г. всякое новое увеличение церковных вотчин и привилегий было запрещено. В начале 18 века Петр I перевел все церковные вотчины под управление Монастырского приказа, который со своей стороны всего более заботился о том, чтобы собрать с подведомственных территорий все, что  с него требовалось, и очень мало обращал вниамния на благосостояние самих вотчин. Неизбежным результатом такого хозяйствования было то, что монастырские земли стали быстро приходить в упадок, разоряться и к 1760 г. имели на себе свыше миллиона рублей недоимок. В 1764 г. все церковные вотчины были включены в общий состав государственого имущества, а крестьяне моныстырских сел переданы в правительственное ведомство и стали называться государственными.**
               
    
 
     
   Новоспасский монастырь – старейшая монашеская обитель города Москвы. Он основан в XIII веке святым благоверным князем Даниилом Московским. Сын князя Даниила Иоанн Калита в 1330 г. перенес монастырь в Кремль, откуда в конце XV века обитель была переведена на Крутицкий холм (Васильевский стан) на берегу Москвы-реки и стала важнейшим оборонительным пунктом, отражая многочисленные нападения врагов на город. По своему новому местоположению монастырь получил название Спаса на Новом, или Новоспасского.***
 
 _______________________________________________________________
*Грамота царя и великого князя Михаила Федоровича воеводе Захарию Шишкину об освобождении крестьян Новоспасского моныстыря деревни Увеза от платежа ямских денег. 7 января 7137 г. - Рукопись, хранящаяся в Московском Архиве Министерства Юстиции по №1/6176
**История Русской церкви Профессор П.В. Знаменский
***Информация с официального сайта Новоспасского ставропигиального мужского монастыря г. Москвы novospasskiymon.ru   
      
Следующая страница


Сайт о селе Увяз Шиловского района Рязанской области