Суббота, 18.11.2017, 09:31 | Вы вошли как $USERNAME$| Группа "Гости" | Мой профиль| Вход

                                                     

               

                                                   

                                               Журавлев П.М.             

Журавлев Петр Михайлович родился в селе Увяз 22 июля 1901 года в семье подьячего церкви. Достигнув "работоспособного" возраста, дедушка отправляется на заработки. Работал в плотницкой артели, на лесозаготовках, на сельхозработах. Вообще же в эти годы он, судя по всему, часто менял место жительства (причины пока непонятны, неясно также, переезжал только он или всё семейство). Упоминаются станции Казанской железной дороги. В период Первой мировой войны он работал на военных перевозках в интересах фронта. В 1920 году был призван в Красную армию и направлен в Москву (видимо, учли его неплохой общеобразовательный уровень). Часть  располагалась в Лефортовских казармах. Оттуда он ушел на "фронт борьбы с Врангелем", участвовал в наступлении в Крыму. Операция закончилась неудачно, часть подверглась разгрому. Дедушка получил ранение в ногу, и ему удалось спастись только потому, что ухватился за стремена пробегавшей мимо лошади. Она вывезла его к своим. Лечился в Екатеринославе (современный Днепропетровск). После излечения, в 1921 году участвовал в боях на Карельском перешейке (первая Финская война).
       В 1922 году Журавлев П.М. вернулся в Москву, где был определен на службу в Кремлевский полк. В 1926 году дедушка находился в Ленинграде, где проходил обучение по специальности летчика-наблюдателя (по нынешнему - штурман). По окончании обучения был направлен в 13-ю авиабригаду. Летал, по-видимому, на самолете Р-1 из знаменитой эскадрильи "Наш ответ Чемберлену". По завершении учебы продолжал службу в Кремлевском полку, оттуда для прохождения дальнейшей службы его направили в Кострому, в 10-й полк связи Московского военного округа.

       В 1929 году был направлен на учебу в Московскую военную академию (которая сейчас носит имя Фрунзе). В 1934 году закончил учебу и был направлен в город Жлобин (Белоруссия, Гомельская область) помощником военного коменданта железнодорожного участка. Позднее он стал заместителем коменданта Жлобинского эксплуатационного железнодорожного района Белорусского военного округа. В 1935 году, после крупного крушения на Забайкальской железной дороге, был направлен на Дальний Восток комендантом железнодорожного участка Карымская - Оловянная, с одновременным исполнением обязанностей коменданта железнодорожной станции Оловянная. В 1937 году был направлен в Москву. После учебы в Академии Генерального штаба, в 1939 году был командирован в Западную Белоруссию, где исполнял обязанности военного коменданта Белостокской железной дороги (кстати, эта территория после войны была возвращена Польше). По возвращении в Москву был назначен начальником отделения Центрального управления военных сообщений (ЦУП ВОСО) Генерального штаба Красной армии.
       С началом войны стремился попасть на фронт, написал 3 рапорта, которые остались без ответа (поскольку военные перевозки также нуждались в опытных руководителях). Но, по семейной легенде, дедушка написал письмо И.В. Сталину (что вполне возможно - тогда многие так делали), и его просьба была удовлетворена,  он был направлен в формировавшуюся 24-ю армию. Штаб армии формировался в самом центре Москвы, на улице Разина (ныне Варварка), дом 7. Участвовал в обороне Москвы на Тульском направлении. 
      В начале 1942 года получил ранение: брали немецкого полковника, который по оплошности заехал в тыл наших войск (эта история в переработанном виде позже вошла в фильм "Великий перелом", снятый в феврале 1945 года). Немец израсходовал всю обойму, и когда дедушка с водителем бросились на него, швырнул свой "Парабеллум" в лицо дедушке и сильно повредил ему обе челюсти. Лечение дедушка проходил в Москве, в Боткинской больнице.
      Затем он был переведен в штаб 64-й армии. 19 июля 1942 года, когда стало ясно, что противник на Москву наступать не собирается,и, напротив, быстро продвигается к Сталинграду, дедушка во главе армейской группы 64-й армии (две дивизии) выехал на Сталинградский фронт, где некоторое время выполнял обязанности начальника штаба 64-й армии, а затем - по мере прибытия личного состава штаба, - начальника оперативного отдела. Когда весь состав штаба собрался на месте, возглавил 1-е отделение штаба армии. Как понимаю, это отделение отвечало за составление ежесуточных оперативных карт. Эта работа требует предоставления безукоризненной информации от каждой части к определенному времени, чтобы успеть подготовить карту к вечернему докладу командующему фронтом. Такая информация предоставлялась не всегда, из-за чего, как думаю, дедушка нередко выезжал на фронт для получения ясности по обстановке на тех или иных участках. Во время одной из таких поездок он заехал в тыл прорвавшихся румынских войск, но плена избежал - скрылся во ржи и вернулся в штаб армии.
       64-я армия прочно удерживала занятый участок на южной окраине Сталинграда. Как это происходило - отдельная интересная история. После завершения Сталинградской битвы бойцы и офицеры штаба армии пошли осматривать места боёв и, как я полагаю, наткнулись на группу немцев, скрывавшихся в развалинах (они пытались по-тихому пройти через наши тылы и выйти на свою территорию). Дедушка в ходе перестрелки получил ранение в живот, был на санитарном самолете доставлен в Саратов и помещен в местный госпиталь.
         После излечения, в апреле 1943 года его назначили начальником штаба 24 Гвардейского стрелкового корпуса. С этим соединением он прошел до конца войны. При нем сменились два командира корпуса, при их отсутствии он также временно исполнял обязанности командира корпуса. Руководя боевыми действиями корпуса, участвовал в Курской битве, в форсировании Днепра, блокировании под Корсунь-Шевченковом "старых знакомых" - частей восстановленной 6-й немецкой армии. Особенно корпус отличился в период боев за Будапешт - преодолев Румынские Карпаты, прорвал немецко-румынскую оборону и, как я полагаю, стал выходить в тыл Будапештской группировке противника (это надо проверить по военной литературе). Дедушка очень гордился разработанной им операцией. Завершал войну операцией по освобождению Братиславы. В сам город бойцы корпуса не входили, тем не менее после войны дедушке в Чехословакии присвоили звание Почетного гражданина Братиславы, с вручением диплома и памятной медали, а также наградили чехословацкой военной медалью.
        В Академию Генерального штаба поступил в октябре 1940 года. После войны  в Академии возглавлял кафедру,  был в должности старшего преподавателя кафедры оперативного искусства. На рубеже 40-х-50-х годов защитил диссертацию на звание кандидата военных наук, имел печатные работы. В отставку вышел в октябре 1960 года по состоянию здоровья.

         В советское время большой интерес вызывала его служба в Кремлевском полку, сначала курсантом. Вызвано это было тем, что его, в частности, назначали в наряд по охране квартир членов советского правительства. Дважды - по охране квартиры В.И. Ленина. Это сейчас не все  из молодежи знают, кто такой Ленин. Раньше этот эпизод из биографии дедушки вызывал, наверное, даже больший интерес, чем его участие в войне. Накануне 100-летия со дня рождения Ленина к нему приезжали с просьбой написать воспоминания о том периоде. Дедушка написал два листа воспоминаний (не знаю, были ли они опубликованы), я запомнил их. Эти воспоминания, к сожалению, утеряны, как и многие из дедушкиных бумаг.
        Охрана квартиры Ленина совсем не походила на, скажем, пост возле мавзолея, где караульные с винтовками стоят, не шевелясь. Недавно я видел фотографию кремлевского кабинета Ленина, из которой понял, что дежурный находился в "предбаннике", сидел за столом с телефоном. В воспоминаниях дедушка написал примерно следующее. Ленин, войдя, и увидя новое лицо, поздоровался с дедушкой и стал его расспрашивать - кто он, откуда и т.д. (Я себе этот разговор живо представляю. Вероятно, он расспрашивал его и о положении деревни, и как он видит ее дальнейшее  развитие). По окончании разговора Ленин сказал: "Вам надо обязательно учиться, товарищ!" Когда дедушка был в очередной раз назначен на дежурство у квартиры Ленина, Владимир Ильич зашел в кабинет и вышел из него со стопкой книг и сказал: "Вам этот обязательно надо прочитать!" И - к находившемуся тут же Петерсу: "Товарищ Петерс! Разрешите товарищу красноармейцу читать на посту!" - "Товарищ Ленин, на посту читать не положено!" На это Ленин ответил примерно следующее: мол, товарищ Петерс, не надо уж так трястись над моей жизнью. И опять попросил его разрешить дедушке читать на посту. Замечу: это происходило в 1922 году, уже после покушения на Ленина.
        Другие интересные моменты. В довоенный период (возможно, в период пребывания в Жлобине) дедушка принимал участие в задержании вооруженного бандита. Мне об этом рассказывала бабушка. Преступник "попался" на уловку дедушки: когда он прекратил стрелять, бандит решил, что у него кончились патроны, и бросился на него - а дедушка на самом деле просто дозаряжал свой "Наган"...
       До Сталинградской битвы единственной наградой дедушки была медаль "ХХ лет РККА". Все остальные награды присваивались после 1942 года. На фото они видны: с левой стороны - ордена Красной Звезды (два), Кутузова 2-й степени, Суворова 2-й степени, Богдана Хмельницкого 2-й степени; с правой стороны - ордена Ленина, Красного Знамени (два), медали "ХХ лет РККА", "За оборону Москвы", "За оборону Сталинграда", "За победу над Германией", "За взятие Будапешта" (такой порядок - именно после "финальной" медали войны), "800 лет Москвы", чехословацкая военная медаль. В послевоенное время у дедушки появился китайский (корейский?) военный знак - звезда с иероглифом в центре. Дедушка ничего не рассказывал о том, какие обстоятельства ее появления у него. Вероятно, он обучал китайских (корейских?) военных.

         Большую часть сведений о Журавлеве П.М. я получил от своей бабушки, т.е. его жены, с которой они познакомились в Костроме и поженились там же, в 1927 или 1928 году. Некоторые сведения получены из дедушкиного дневника, который он начал вести, видимо, после Сталинградской битвы, и упомянул там все этапы своего предшествующего жизненного пути. Многие записи, к сожалению, непонятны, и раскрыть их пока невозможно. К сожалению, когда я дорос до сознательного возраста, дедушка был нездоров, и на военные темы разговаривал редко. Вообще он чаще старался отдыхать, поскольку всё болело - нога (с гражданской), живот (я думаю, что подобные боли он мог испытывать, после ранения  в 1943 году его посадили на жесточайшую диету), и главное - у него было высокое давление. Несколько раз, впрочем, он говорил о Сталинградской битве с моим отцом - такое влияние на него оказали воспоминания Г.К. Жукова (первое издание воспоминаний вышло во второй половине 1960-х), но я тогда мало что в этом вопросе понимал  - хотя слушать было интересно. Дедушку "сталинградский вопрос" не отпускал всю жизнь.
                                                                                                                      

                                                                                                                               Владимир Раткин, автор книги "Авиация в Сталинградской битве".

>
Сайт о селе Увяз Шиловского района Рязанской области<